Пропустить навигацию

КТО ЗАПЛАТИТ ЗА ОШИБКУ ДИРЕКТОРУ

Каждый член совета директоров или топ-менеджер несет ответственность за бизнес и принимаемые решения. Как защитить свою должность, репутацию и кошелек в условиях, когда последствия принятых решений предсказать очень сложно? Размеры требований против членов советов директоров российских компаний уже сейчас измеряются миллионами долларов. В 2016 году максимальный размер требования составил 12,8 млн долл. США.

 

Число исков к директорам о возмещении причиненных ими убытков за три года выросло почти вдвое. Если в 2014 году суды рассмотрели 151 такой иск, то в 2015 году — 194 иска, а в 2016 году — уже 267 исков. В первой половине этого года на стол к судьям легло 125 исков к директорам. Как свидетельствует анализ практики арбитражных судов округов и Верховного суда Российской Федерации, удовлетворяется фактически половина от общего количества исков. Казалось бы, в масштабах всей страны и миллионов судебных дел эти цифры — капля в море. Однако в денежном выражении проблемы ответственности директоров, входящих в исполнительные органы компаний, не такие несущественные. По данным юридической фирмы Debevoise & Plimpton, за последние два года наблюдается рост размера удовлетворенных исковых требований. В 2014 году максимальный размер удовлетворенных исковых требований составил 223,7 млн руб., а в 2016-м показатель резко вырос — в 4 раза — при полуторном росте числа поданных исков, достигнув 884,9 млн руб. Вопреки всеобщему заблуждению относительно того, что судят только исполнительных директоров, по данным юристов, растет и количество исков против членов Советов директоров — с одного иска в 2014 году до девяти исков в 2016 году. Да, доказать ответственность члена совета директоров сложнее. Так из девяти исков в 2016 году удовлетворены были только два. Однако размер исков в 2016 году составил 12,8 млн долл. США. При этом, не стоит забывать, что даже отклоненные иски не проходят для директоров безболезненно. Только расходы на защиту составляют от нескольких миллионов рублей до миллионов долларов. В центре внимания судов остаются недобросовестные действия единоличного исполнительного органа, например неисполнение обязанностей, в результате чего компания понесла убытки; необоснованные начисления премий и бонусов; присвоение денег и вывод активов, а также заключение сделок, которые противоречат интересам самого бизнеса. Как быть тем, кто не застрахован от ошибок, даже если профессионально и ответственно выполняет свои обязанности? Как чувствовать себя в безопасности, когда ситуация конфликта интересов неизбежна? Застраховаться. Такой подход распространен во всех странах мира, и в России в том числе.

 

РЕШЕНИЕ

Страховые полисы D&O появились в России еще в 1990-х годах — тогда на всю страну был один полис D&O (второй был подписан только в 2005 году). Рынок рос медленно, но верно, и на данный момент в России действует около 2 тыс. полисов. Ежегодно объем полисов D&O прирастает в среднем на 10–15%, но до сих пор покрытие рынка составляет менее 1% от всех российских компаний. Таким образом, рынок страхования D&O в России имеет огромный потенциал. С точки зрения спроса и объемов премий бÓльшую долю страховщикам приносят публичные компании. Среди них преобладают добывающие предприятия, в том числе нефтегазовой отрасли. Особняком стоят финансовые институты — этот сегмент всегда отличается повышенным риском, особенно для российского финансового рынка, регулирование которого ужесточается год от года. В целом спрос на полисы D&O распределяется практически равномерно по всем отраслям экономики.

 

Страховой полис D&O защищает интересы в первую очередь руководителей предприятия, причем топ-менеджеру даже не придется тратить собственные деньги на покупку такой страховки — покупателем полиса и стороной договора по классическому полису D&O является нанимающая компания.

 

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ ПОЛИС ДИРЕКТОРА

Есть и другой вариант — он больше подходит для независимых директоров. Такой полис совместно с Ассоциацией независимых директоров (АНД) создала AIG в России. Любой член ассоциации, входящий в совет директоров, являющийся независимым директором или руководителем компании, может получить индивидуальный полис страхования, который будет покрывать его ответственность во всех компаниях, где он занимает соответствующую должность. Однако следует упомянуть о том, что лимит ответственности (максимальный размер выплаты) по такому полису (от 1 млн до 50 млн руб. — в зависимости от выбранного варианта) не может сравниться с лимитами по классическим D&O полисам — в среднем по России около 35 млн долл. Поэтому лучшей практикой все же является покупка и индивидуального, и классического корпоративного полиса. Тем более для компании покупка D&O тоже выгодна: одним договором компания страхует всех своих руководителей, в том числе и прошлых, и будущих.

При этом полис позволяет компании компенсировать свои затраты на защиту и оплату ущерба по действиям директора, в случае если ему предъявляют претензии третьи лица. Ну и наконец, если самой компании будет нанесен ущерб, полис является косвенной защитой компании от такого ущерба.

 

ЗА ЧТО ПРЕДЪЯВЛЯЮТ ИСКИ?

 

Требование против директора может возникнуть по совершенно разным причинам. В мировой практике директоров успешно судят и за манипуляцию с финансовой отчетностью, и за плохое управление дочерними компаниями (особенно зарубежными), и даже за отсутствие контроля за тем, чтобы сотрудники использовали надежные пароли и держали их в тайне. Ответственность же руководства за создание и поддержание надежной системы кибербезопасности в компании вообще заслуживает отдельной статьи. Также отдельного упоминания заслуживает и ситуация с конфликтом интересов: члены совета директоров, которых выдвинули мажоритарные акционеры, обычно представляют их интересы. Однако по закону директора должны действовать в интересах компании.

Поэтому любой конфликт акционеров может потенциально привести к искам против директоров, голосовавших за решения, которые нанесли ущерб компании. В подобной ситуации может оказаться любой член совета директоров, даже представитель государства в госкомпании, голосующий по директиве.

 

Что такое полис D&O?

Страхователь: компания

Застрахованные: директора (члены Cовета директоров, правления, единоличный исполнительный орган)

Страховой случай: предъявление требований (гражданские, административные, уголовные иски) против директоров по их действиям в ходе исполнения своих должностных полномочий в компании

Что оплачивается: расходы на защиту от требований, на оплату возмещения ущерба, понесенные директорами либо компанией для защиты директоров

Лимит ответственности: по договоренности (в России от 1 млн руб до 300 млн долларов США)

Франшиза: 0 рублей применительно к расходам директоров,10–50 тыс долларов США применительно к расходам, понесенным компанией

Расширения покрытия: ответственность компании по ценным бумагам, расходы на защиту прав и свобод (например, снятие ареста, расходы на PR для восстановления репутации директора)

 

Страхование D&O защищает практически от всех видов бед: в полисе указывается,

что в случае, если к директору предъявляются требования в связи с его неверным действием в ходе исполнения им своих должностных полномочий, то все расходы, связанные с его защитой и возмещением ущерба, покрываются. Не обходится без списка исключений в отношении видов требований и расходов или расходов, которые не покрываются полисом.

Если 20 лет назад таких исключений было 22, то сегодня — всего 6, плюс пара ограничений действия страхового покрытия, которые применяются в специфических ситуациях. Например, в случае выхода компании на IPO в период действия договора страхования или в случае смены собственника. Но на основании отдельной договоренности со страховщиком страховое покрытие может быть распространено и на эти случаи. Большинство крупных российских компаний уже купили такие полисы, поэтому сейчас покупка полиса D&O становится более актуальной для средних и небольших организаций.

В настоящее время покупка подобного вида страхования не является обременительной

даже для малого бизнеса. Специально для этого сегмента AIG разработала страховое решение AIG [Антистресс] от 20 тыс. руб.

Учитывая доступность AIG [Антистресс], а также описанный рост количества исков против директоров, мы ожидаем ощутимый рост спроса и большее проникновение этого вида

страхования в российскую экономику. Надеемся в последующие три года преодолеть 1-процентный барьер!